Главная » Новости » Как «русский вопрос» стал главным для выборов в Германии. Битва за бундестаг

Как «русский вопрос» стал главным для выборов в Германии. Битва за бундестаг

Маковка немецкого МИД и член СДПГ Зигмар Габриэль сделал несколько громких заявлений. Во-первых, он поддержал предложение президента России Владимира Путина о миротворческой миссии ООН на Украине. Во-вторых, заявил, что Россия и Германия «нужны товарищ другу» и им необходимо «беспокоиться» о том, чтобы обеим странам стало лучше с экономической точки зрения.

Битва за бундестаг: как

Эта позиция в последние годы все сильнее поддерживается германскими деловыми кругами. Этак что Габриэль посылает сигнал не только традиционной левой аудитории, но и мелкому и среднему бизнесу (наиболее пострадавшему от антироссийских санкций), а также ранее ориентировавшемуся на правых консерваторов бизнесу крупному, какой опасается усиления американского влияния в Европе в ущерб интересам ФРГ.

В ответ правые и близкие к ним СМИ начали судачить о «слишком хорошей должности», которую обещали в концерне «Роснефть» экс-канцлеру Германии Шредеру. Со Шредером связали Габриэля, «намекнув», что оба они «агенты Кремля».

Россия прочно заняла ведущее пункт в тематике германских предвыборных дискуссий. «Русские хакеры» ни при чем. И почта федерального канцлера не взломана. Между тем, голосование надлежит состояться уже 24 сентября. И на этих выборах «русский проблема» будет принципиальным.

Это не значит, что Германия завтра вдруг станет нашим союзником. Этого не произойдет, даже если коалиция будет не правоцентристской, а левоцентристской. Однако проблема взаимоотношений с Россией уже определяет предвыборную повестку. Определяет по инициативе самих германских политиков. Можно уверенно предположить, что после выборов, в процессе коалиционных переговоров, эта тема также будет определяющей.

Битва за бундестаг: как

Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль. 5 сентября 2017

В покамест еще действующем бундестаге была сформирована широкая коалиция ХДС/ХСС и СДПГ, обеспечивавшая правительству поддержку в 503 голоса из 630 — квалифицированное большинство на все случаи жизни. Однако «золотой акцией» в этом составе парламента обладала СДПГ. Ее 193 голоса составляли коалицию не только с ХДС/ХСС, но и с «Левыми» (Die Linke), «Зелеными» и СДПГ. «Левые» и «Зеленые», взятые совместно, имели 127 голосов. Нетрудно высчитать, что, объединись СДПГ с ними, правящая коалиция имела бы неустойчивое большинство (320 голосов из 630). То кушать именно от СДПГ зависело, будет ли сформирована левоцентристская или правоцентристская коалиция.

Партия грамотно провела торги, получив в составе действующего кабинета шесть министерских портфелей. Среди них — портфель вице-канцлера (после избрания Штанмайера президентом), дополненный портфелем министра иностранных дел, какой достался Зигмару Габриэлю (на момент формирования правительства председателю СДПГ). То кушать СДПГ получила серьезное воздействие на внешнюю политику Германии. На приближающихся выборах задача-мало-мало, стоящая перед СДПГ, — сохранить за собой место вице-канцлера и контроль над внешней политикой, а также повысить свое представительство в правительстве. Однако есть и задача-максимум — получить пост канцлера.

Если сохранится существующая на сегодня коалиция, то понятно, что ХДС/ХСС в любом случае будут спрашивать канцлерство для Меркель. Если СДПГ составит альянс с германскими «Левыми», то нынешний председатель партии Мартин Шульц будет наиболее вероятным претендентом на канцлерство, левые вполне удовлетворились бы постом вице-канцлера/министра иностранных дел для Сары Вагенкнехт и еще парой портфелей. Для них это был бы исторический прорыв.

В действующем бундестаге ХДС контролирует 254 мандата, ХСС — 56, СДПГ — 193, «Левые» — 64, «Зеленые» — 63. Германские социологи отмечают, что Ангела Меркель продолжает удерживать самый рослый среди германских политиков собственный рейтинг. Но при этом фиксируют проседание рейтинга ХДС и рост рейтинга «Левых». Сугубые оптимисты даже полагают, что их фракция в парламенте может численно вытянуться раза в два.

То кушать главная интрига текущих выборов состоит в том, удастся ли Ангеле Меркель за счет своей личной популярности (тоже, уместно, довольно условной) сохранить от серьезного проседания численность фракции ХДС, а также удастся ли ЛПГ подлинно выйти на 130 мандатов и сможет ли СДПГ хотя бы сохранить численность своей фракции.

Если правые всерьез просядут, а «Левые» нарастят численность так, что смогут сформировать с СДПГ большинство без участия «Зеленых», то социал-демократы вряд ли устоят перед искушением получить канцлерство и практически целый контроль над правительством.

Что может предложить им Меркель для заманивания в собственную коалицию? Лишь подавляющее большинство министерских постов. Сейчас СДПГ имеет в правительстве пять портфелей из 16. Сколько им может отдать Меркель? 10? 12? Вряд ли больше. Неплохо, если столько.

Битва за бундестаг: как

Плакат в поддержку канцлера Германии Ангелы Меркель неподалеку от Магдебурга

Вряд ли «Левые» будут притязать больше чем на два-три портфеля, включая вице-канцлерство. То, что для ХДС — унижение, для «Левых» — огромный успех. Потому, в случае если правые просядут, «Левые» наберут, а СДПГ сохранит имеющееся, социал-демократы окажутся перед выбором — либо получить канцлерство и абсолютное большинство в правительстве совместно с «Левыми», либо сохранить вице-канцлерство и увеличить число министров (возможно, хоть и не гарантированно, до абсолютного большинства) совместно с правыми. Логично было бы сделать выбор в пользу левоцентристской коалиции, в которой СДПГ смогла бы резаться первую скрипку.

Рекомендуем почитать :  Почему чиновники отказываются есть то, чем кормят школьников?

В близкой к ХДС/ХСС прессе все отчетливее звучат голоса с требованием «сократить Габриэля». Такое увольнение накануне выборов (даже с учетом возможного, хоть и не неизбежного) распада коалиции было бы сильным посылом ядерному правоконсервативному электорату. Однако эти избиратели и так мобилизованы и проголосуют за партию Меркель. Им попросту некого больше выбирать.

Проблема германской политики в целом и ХДС/ХСС в частности заключается в том, что предпочтения электората сместились влево, и эти предпочтения разделяются значительной частью бизнеса, экспертного сообщества и прессы. Их попросту больше нельзя игнорировать. Тем более их будет тяжело проигнорировать СДПГ. Не видящий взаимности избиратель попросту переориентируется на ЛДП. «Левым» торопиться некуда. Если они сумеют всерьез нарастить численность фракции в этом избирательном цикле, то уж к следующему (конечно еще в случае занятия СДПГ соглашательской позиции), они могут и за первое пункт по численности мандатов побороться.

Сохранение коалиции с ХДС/ХСС для СДПГ (при благоприятных для партии итогах голосования 24 сентября) практически не имеет смысла. Партия будет тащить электоральные потери, не контролируя пост канцлера и не имея полного контроля над правительством. Динамика идущих в германском обществе процессов свидетельствует о высокой востребованности новой внешней политики. Блок СДПГ/»Левые» способен предложить новое видение отношений и с Россией, и с Соединенными Штатами, и с партнерами по ЕС, какой давно требует реформирования.

Битва за бундестаг: как

Сторонники кандидата в канцлеры ФРГ Мартина Шульца в Майнце

Формирование левоцентристских коалиций для ФРГ периода 70-80-х годов не является чем-то экстраординарным. Ныне ситуация в европейской политике, взаимоотношения между великими державами и даже предпочтения германского общества примерно аналогичны существовавшим тогда. Даже «Нордовый поток — 2» США пытаются сорвать этак же, как пытались сорвать сделку «газ — трубы». Прагматичная политика взаимовыгодного сотрудничества с Россией, предлагаемая потенциальной левоцентристской коалицией уже сейчас, не менее востребована, чем была тогда.

Разумеется, традиционные связи старого истеблишмента могут не позволить лидерам СДПГ простереть руку «слишком радикальным» «Левым», но тогда они рискуют вывалиться из политики на следующем избирательном цикле. Потому главная надежда ХДС/ХСС сейчас возлагается на сохранение достаточного запаса мандатов, чтоб иметь большинство в коалиции с «Зелеными». В таком случае можно будет попытаться прочертить тот же финт, что и в 2013 году, когда переговоры с «Зелеными» использовались для того, чтоб умерить аппетиты СДПГ (и навыворот).

Но во-первых, для этого надо все же набрать довольно мандатов, чтобы иметь возможность прочертить такую игру. Во-вторых, для «Зеленых» тоже выгоднее использовать переговоры с ХДС/ХСС для получения более выгодной позиции при вхождении в коалицию с СДПГ и «Левых». «Зеленые» также не могут не учитывать смену настроений электората.

Будто бы там ни было, а за две недели до германских выборов взаимоотношения с Россией являются главным камнем преткновения фаворитов избирательной гонки. Российская тематика прочно заняла ведущее пункт в германской повестке дня. По этому маркеру различают противостоящие политические платформы. Сделана заявка на то, что этим же маркером могут руководиться политики, чьи партии составят новую коалицию. Главное же — на сегодня эта тема становится приоритетной для всей Европы и нет никаких оснований находить, что в ближайшие четыре года (аккурат к следующим германским выборам) она не наберет дополнительную актуальность.

Новости России
Luchatta.ru

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*